Бодания, и не только.
Бодания, и не только.

Бодания, и не только.

Чтобы что-то с кем-то сделать или вообще, что либо осуществить, нужно найти точку опоры.

Это Истина, так было, так есть и так будет всегда. Так будет везде. И в физическом, и в психологическом, и в явном, и в скрытом, везде. Прежде всего, что следует сделать или с чего начать — это ее найти. Если это физическое тело, то это принцип работы рычага. Дайте мне точку опоры и я переверну мир. Или Землю. Так мечтал Архимед. Но увы, Земля свободно болтается в космическом пространстве, вернее летит в нем, однако, летит она не так уж свободно, даже наоборот, там тоже работает принцип рычага: точкой опоры, которую никак не мог получить Архимед, является звезда, вокруг которой летит наша голубая планета, и вокруг которой она постоянно переворачивается. Земля очень прочно закреплена, она зафиксирована вокруг точки опоры. Архимед никак не мог найти того, что и так происходит каждую секунду нашей жизни.

Если говорить о точке опоры скрытого, неочевидного, нефизического (то есть психического, духовного или ментального) то и там та же картина: чтобы что-то сделать, нужно найти в себе силы, мотивацию, причину, резон или смысл. Это и есть та точка опоры, которая побуждает вас вращаться вокруг нее, это ваш психологический рычаг, точка, вокруг которой и упираясь в которую, вы расшатываете проблему, стоящую перед вами. Точка, из которой вы черпаете силы, она является источником этих сил. Как Солнце источником тепла, энергии и света. Это и есть ваш центр, фундамент, основа, столица вашего личного государства.

Теперь задумайтесь, что было бы, если бы Земля утратила связь с этой точкой опоры? Если бы здание утратило связь с фундаментом?

Поэтому так архиважно эту точку найти и зафиксировать. Или зафиксироваться вокруг нее. Она ваше спасение, как якорь во время шторма. Вот почему в поединке очень опасно отпускать противника на свободу, забывать о нем, терять его из своего поля зрения, из-под своего контроля. Вы сразу попадаете в опасность, и он знает об этом, он стремится к этому, он пытается застать вас врасплох, проникнуть в вашу крепость, залезть в ваш дом, забрать или уничтожить самое дорогое, причинить ущерб или уничтожить вас. Если вы ждете и бодаете его, не пускаете с северного направления, он пробует проникнуть с восточного, западного или даже с южного, где вы его точно не ждете.

Кстати, наши последние ракетные разработки позволяют облететь земной шар и нанести удар с южного полюса, где у США вообще ничего не заготовлено в плане ПВО, а строить такую же дорогую противоракетную оборону еще и на южном направлении даже Америке не потянуть. У того, кто умеет нападать, противник не знает, где ему защищаться, а у того, кто умеет защищаться, противник не знает, где ему нападать.

Поэтому, всегда надо искать точки опоры. Сначала в себе, потом в противнике. В конечном итоге, сам поединок это проба сил, чья точка опоры сильнее, кто умеет лучше ее находить, укреплять, координировать свою позицию и положение в пространстве, свои баланс и устойчивость, укреплять свое государство. Это тоже может быть двух видов: от нападения и от обороны. У России военная доктрина оборонительная, мы укрепляем себя, чтобы не дать себя уничтожить. Однако, можно делать наоборот: пытаться уничтожить точку опоры своего противника, не позволять ему себя укреплять. В поединке всегда кто-то выбирает роль атакующего, а кто-то работает второй армией мира, вторым номером, играет черными. Он не может соревноваться в том, в чем силен первый, поэтому первый номер и пытается навязать свою игру. Если это соревнования, то можно быть глупым и соглашаться играть по правилам, которые тебе пытаются навязать. Соревноваться в рамках каких-то правил, которые удобны тем, кто их придумал. На соревнованиях всегда есть какие-то правила и судейство, но в жизни судейства нет. Нет никакого судьи, который бы сказал Америке и США ямэ или присудил штраф-хансоку за нечестную игру, зафиксировав нарушение правил. Они придумали соревнования, правила и, одновременно, являются и судьями,  и участниками того, что придумали. Они рассчитывают, что мы забудем о том, что жизнь это не игра. В обычной жизни есть суд, но если вас убьют или покалечат, вам не станет легче, даже если вашего убийцу найдут и посадят в тюрьму.

Смотрите и понимайте, на что вы смотрите и что происходит.

Кендо это не борьба, у вас в руках длинный меч не для того, чтобы с мечом в руках заниматься борьбой или боданием. Однако и это тоже может быть в поединках. Тем не менее, наносить удары используя большую мощь, можно только разогнавшись с дальней дистанции. Если перед вами большая канава, вы не будете пытаться перепрыгнуть ее с места. Вы отойдете подальше, разбежитесь и прыгнете. Рассчитав, как можно точнее, момент, когда следует оттолкнуться. Поэтому фехтовальщики всегда стараются из ближней неудобной  и бесполезной дистанции вернуться на дальнюю. Каждый знает об этом, каждый пытается это сделать и они соревнуются в том, кто сделает это чуть раньше другого, чуть более успешнее, чуть точнее, чуть раньше заняв удобное положение, чтобы успеть нанести удар, то есть опять же, застать оппонента врасплох. В этом поединке они делают это одновременно, каждый успевает найти свою точку опоры и блокировать. Каждый пытается атаковать раньше другого. Один атакует, но другой успевает отразить удар, отражает, и, в свою очередь, переходит в атаку, но другой опять успевает. В ближней дистанции, один пытается развернуть другого, либо бежит, чтобы опередить-обойти, пока противник будет реагировать и разворачиваться. Но Накагура успевает и все контролирует, поэтому у Ешимуры тоже ничего не выходит. То же самое пытается сделать Накагура, когда хватает его за запястье (точка опоры и рычаг) и пытается развернуть Ешимуру, но он тоже успевает восстановить стойку-баланс, парирует и отражает атаки. Ситуация накаляется, Накагуру все больше раздражает его неудобный противник. Я тут давно, а ты, оборванец, только пришел, все смотрят, а я не могу тебя победить. Становится слишком опасно, и Кондо принимает решение остановить поединок. Предотвращает беду до того, как она начнется.

Если уж вы решили бодаться, делайте это для того, чтобы выбрав наилучший момент провалить противника, и когда он провалится в пустоту, он начнет поворачиваться на вас, на мгновение потеряв устойчивость — успеть нанести удар. Бодайтесь, но чтобы дать себе шанс, а не просто чтобы бесконечно и бесцельно бодаться, пока у противника не кончатся силы или пока он не умрет от старости. На площадке жизни нет никаких границ, если, конечно, вы не фехтуете на краю пропасти у Рейхенбахского водопада. Но и тогда, если вы провалите противника, он упадет в пропасть. Однако имейте в виду: туда можете упасть и вы, если ему удастся в эту пропасть вас забодать.

 

(Немного прокомментирую: в общем тут много сильных моментов, но в некоторых они дерутся слишком наивно. Когда Мориарти получает по ушам и перекошенный пытается восстановить равновесие, враскорячку балансируя на краю пропасти,  Шерлок Холмс конкретно тупит. Он тупо стоит и ждет, когда Мориарти придет в себя из этого беспомощного положения, в котором он никак не сможет ловко уйти в сторону, если Холмс побежит вперед его сталкивать. Спишем это на благородство, которое тут вообще неуместно. )

 

или так:

 

Обратите внимание, с каким интересом и вниманием все отнеслись к Ешимуре. Появился и принят в организацию новый человек. Аттестован. Первым в списке. Они внимательно смотрят на его стиль и манеру, пытаясь оценить его сильные и слабые стороны. И потом, на протяжении всего фильма Сайто только этим и занимается. Только новички, которые еще ничего не смыслят, берут после поединков палку и с радостью бегут воевать с бурьянами. Поединки-дранья закончились, а на то, как другие сражаются смотреть совершенно неинтересно. К тому же, на это просто нет психических сил. Что там у них в голове, на что они способны, чем могут быть полезны или опасны — все по фигу. Для этого есть папа и мама, вот пусть они и заморачиваются. Или правительство, полиция и президент. Многие взрослые предпочитают так и оставаться детьми. До седых волос. И тогда с ними поступают вот так:

Когда вы отрабатываете перемещения или фумикоми, делаете дзансин и кричите свой киай (Положи трубку! Задавлю, шляпа!) — вы должны наслаждаться собой. Ощущать энергию, которая исходит из вас, воспроизводить в себе ощущение силы. Не только физически топайте, думая о чем-то постороннем, но с сердцем, вкладывая в это топанье эмоции (Я тут главный!), свое сердце, свою психо-эмоциональную мощь. Это ощущение и культивация своей силы, чувства хозяина этой жизни; уверенного в себе лидера, управляющего ситуацией; хозяина положения, гражданина своей страны, президента своего личного государства; а не бездомного шелудивого пса, с поджатым хвостом, которого каждый может пнуть сапогом под зад.

 

8 комментариев

  1. Антон

    Насчёт пацанов. находящих массу в чем угодно, кроме занятий, хочется заметить, что лучшая дисциплина для ребёнка — это его занятость чем-либо. Видимо, им лучше давать отрабатывать какой-то удар, отсюда и до обеда, чем пытаться убедить в том, сколько полезного и важного они пропускают. Они до этого ещё не доходят своим умишком, да и вряд ли скоро дойдут. Может быть, такое правильное включение произойдет у того, кто занимается кендо с 7 или даже 5 лет, к 11-12 он уже будет думать на совсем другом уровне. А тут всё равно во многом работает воля родителей, сказали — так надо — где-то заставили, где-то похвалили, но своего осознания зачем и для чего всё это — пока ещё нет. Возможно, это решается какими-то беседами, может быть имеет смысл начинать или заканчивать тренировку с беседы, небольшого обсуждения, кто и что почерпнул, какие ошибки у себя увидел (или у другого). Тогда, возможно, будет какое-то дополнительное закрепление, проблеск осознанности.

    1. я не в осуждение, я о том, что многие не доходят и пропускают массу интересного, даже когда становятся взрослыми. Что такая опасность существует. Детям и новичкам как раз простительно и естественно так поступать. Кроме того, я наоборот, подозреваю что все до них доходит, особенно если их направлять. И еще, что все надо делать естественно, в комплексе, а не отдельно с утра до вечера удар, потом отдельно лекции, а потом отдельно еще что-то. Все делается сразу и не отходя от кассы. Это естественно и это живая жизнь, а не мертвая расчлененка, которую обычно и практикуют. И от которой живых детей всегда просто тошнит, отчего они не желают учиться. По бурьянам он бил от досады на самого себя, потому что прекрасно понял, что был не на высоте.

    2. к тому же, вы уже (и всегда) имеете возможность учиться любыми методами. Лекции — для этого есть сайт. Удары, стойка и перемещения с утра до обеда — это можно отрабатывать дома. А на тренировке жалко тратить время на то, что можно делать везде и даже когда ты в одиночестве. И не всегда на тренировке приходят в голову нужные мысли или доходчивые слова. Да и у занимающихся тоже не всегда правильное состояние, чтобы что-либо адекватно воспринимать. Для этого им тоже нужно настроиться. Все это требует согласованности и сопряжения, поэтому лучше всего это делать в живой ситуации. Либо предоставив возможность и время ученикам самим начать испытывать интерес. Чтобы они сами осознали необходимость отрабатывать удары с утра до обеда. Потому что на тренировке опять ничего не получится и будет стыдно. И то же самое с лекциями. Когда ходишь в школу, все все понимают, а ты один сидишь как дурак не в теме. Надо бы почитать, что там пишут об этом кендо…

  2. Антон

    Согласен. Хотел дополнить ещё и тем, что задача (как для старших, так и младших) усложняется ещё и тем, что пробиваем только мэн. Обороняющемуся здесь гораздо проще, атакующему зачастую просто не хватает скорости. Наверное, на последней тренировке, что Никита, что Даня столкнулись с похожей ситуацией, когда обойти защиту от удара мэн не получается, а котэ и до пробивать не вариант (хотя это местами и напрашивается).

  3. Антон

    А как обстоит дело на соревнованиях, когда оба противника измотаны настолько, что темп поединка значительно замедляется, оба предпочитают уже уходить в оборону, насколько это возможно экономя силы? Может ли быть какое-то дополнительное решение судей по этому поводу (например, назначение половины штрафного очка и т.п.)?

    1. на соревнованиях, если оба одинаково действуют, просто присуждают ничью. Все остальное подразумевается. Фехтовальщики сами должны понимать, что следует стремиться к какой-то цели. Целью может быть ничья, особенно если это поединок в командных соревнованиях, когда надо нейтрализовать сильного фехтовальщика. Победить его тяжело, но не дать ему заработать очки для своей команды вполне себе по силам. В остальных случаях обычно подразумевается, что люди стремятся к победе. Поэтому в таком случае, когда оба равны, победить должен тот, кто сможет сделать над собой сверхусилие, превзойти себя. Что-то придумать, неожиданное для противника, изменить тактику, если ситуация зашла в тупик. Если нет сил, значит надо действовать хитростью, гибкостью, искать другие пути. В этом и смысл, чтобы соревноваться не только в физических возможностях, но и в творческих, интеллектуальных, рационализме и координации. Кендо это больше шахматы, чем силовая борьба. Как вы выстроите позицию на доске из своих фигур и насколько она будет сильнее той, что выстроил противник. Хоть тут и используется слово «сила», но это сила не физическая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *