Еще раз про Любовь-2
Еще раз про Любовь-2

Еще раз про Любовь-2

Фехтовальные сцены в этом фильме восхитили меня свои реализмом, мне стало интересно, кто их ставил, и, в результате проведенного расследования, мною было установлено следующее:

     Уильям Хоббс родился в Северном Лондоне 29 января 1939 года. Вырос в Австралии, едва не попал в сборную по фехтованию на летних Олимпийских играх 1956 года в Мельбурне; год спустя он вернулся в Лондон и поступил в Центральную школу речи и драмы. Хоббс тренировал Питера О´Тула для сцен драки с Гамлетом в театре «Олд Вик» в Бристоле, Англия, был мастером фехтования и инструктором в Центре в течение 15 лет.

Хоббс учил актеров делать выпад, парировать и наносить ответные удары в фильмах Ричарда Лестера «Три мушкетера» (1973) и «Четыре мушкетера и Миледи»(1974), когда Ридли Скотт обратился к нему с просьбой поставить сцены поединков для первого его фильма «Дуэлянты» (1977).

«Я не хочу ничего из этой старой чепухи, я хочу чтобы все было по-настоящему», — сказал Скотт Хоббсу.

«С самого начала я хотел оторваться от всего голливудского, что я видел», — говорит Хоббс в книге Ричарда Коэна 2010 года «Меч, гладиаторы, мушкетеры, воины-самураи, удальцы и олимпийцы».

«Что меня интересовало, так это история, драма. Я был взволнован людьми. Паузы, которые мы делали в боях Дуэлянтов были феноменальными, но мы хотели передать ужасное чувство, когда ты веришь, что будешь лежать мертвым на полу. В конце концов реализм — это страх».

Вулф, который сказал, что именно Хоббс вдохновил его на карьеру режиссера драк, указал на «дуэль чести» между Робом Роем (Лиам Нисон) и Арчи Каннингемом (Тим Рот) в фильме Майкла Кейтона «Роб Рой» (1995) как на самую известную работу Хоббса.

«Хоббс выставил своих бойцов как «подверженных ошибкам людей», — написал в блоге режиссер драк Тони Вулф, который работал «дизайнером культурных боевых стилей» в фильмах «Властелин колец», — Они часто пытались оправиться от ошибок, были измотаны или разъярены, поскользнувшись в грязи, иногда преуспевая (или просто выживая) почти вопреки себе».

На ютюбе есть ролики с этой сценой из фильма, люди пишут в комментах всякое, но меня поражает, что пишут те, кто не просто шел мимо и зашел, а утверждают, что занимаются фехтованием. И что палаш у него тяжелый, и что зря он его выбрал, и что движения у него длинные, долгие и размашистые, и что англичанин лучше движется на ногах. Это еще более-менее толковые комментарии, а есть такие, что вспоминать не хочется. Типа например такого: «Роб Рой победил только по задумке режиссера. Англичанин весь поединок хорошо двигался, а в конце стоял как вкопанный. Выдернуть клинок из руки и уклониться в сторону или разорвать дистанцию — дело сотой доли секунды»

Ну надо же, какой ты умный, а вот Хоббс тупица, до такого додуматься не смог.

«Паузы, которые мы делали в боях Дуэлянтов были феноменальными…»

«Это не состязание. Это дуэль!» (Меч Судьбы).

В Дуэлянтах Хоббс показывал именно боевое искусство, таким, каким оно выглядит на самом деле. Пауза. Смертельный удар. Все. Но так зрителю нечего смотреть. Он не успевает ничего понять. Драматургию, напряжение и страх.  И не только потому, что неискушенный зритель не успевает. Скоротечные поединки бывают неинтересны и мастерам высокого уровня. Им хочется насладиться своим мастерством, бессилием противника. Получить удовольствие от драматургии. Поиграть с противником, прежде чем убить.  Сломать его. Насладиться страхом в его глазах. Отчаяньем. Властью. Обладанием. Когда ты держишь его жизнь в своих руках. Они могут переоценить себя и недооценить более слабого противника. «В смертельном поединке слабый может стать сильным, а сильный в страхе утратить свою силу». Обладание мастерством, как любым оружием, может быть опасно не только для врага, но и для того, кто этим мастерством и оружием обладает. И чем оно выше, тем оно опаснее. » И ты, Капернаум, до неба возвысившийся, до ада низвергнешься».

Вообще, Хоббс по складу ума такой же как Винс Гиллиган, создатель сериалов «Во все тяжкие» и «Лучше звоните Солу».  Эти люди гении-реалисты. Реализм — это их среда обитания, их стихия. Сцена фехтовального поединка тоже поражает своей гениальностью и реализмом. Это высочайший уровень прежде всего интеллектуальной стороны фехтования. Ментального контакта. Поединка умов. Тяжелый палаш, работа ног, долгие размашистые движения, — это все детали и ерунда.  Ну тяжелый палаш, но и шотландец не маленький. А оружие выбирают то, к которому больше привыкли. Важно совсем другое. Подоплека происходящего. История, драматургия. Вот что имело значение. Это было интересно Хоббсу, что совсем не случайно, потому что оно неразрывно связано с фехтованием.

Здесь одна сцена в другой, это как сон во сне. Поединок как спорт (спор, пари) вставлен как эпизод во всю остальную историю, в весь остальной фильм. Как спорт во всю остальную жизнь.

Хороший спортсмен-чемпион, становится нищим, бомжом, пьяницей и наркоманом после завершения своей спортивной карьеры. Сережа Парамонов. Наглядный пример того, что спорт и жизнь это далеко не одно и то же, и хорошие показатели в спорте не означают хороших показателей в жизни. Скорее все бывает с точностью до наоборот. Вот почему Уэсиба запрещал поединки и соревнования в айкидо. Он учил людей не для спорта, он учил их для жизни.

Шотландец не мог проиграть. У него была веская причина жить, его спасла любовь к тому, за что он сражался. А у английского щеголя этой причины не было. Поэтому в жизни  побеждают те, у кого больше веских причин чтобы победить, а вовсе не те, у кого лучше навыки или больше бабла. В этом смысл фразы «Не в силе Бог, а в Правде».

Кроме того, в жизни нет никаких правил и никакого судейства.

Теперь давайте разберем этот замечательный поединок.

Англичанин великолепен прежде всего своим стилем, боевым мышлением. Он не просто получил троешное образование в 9 классов или закончил задрыпанное ПТУ. У него прекрасное высшее фехтовальное образование. Роб Рой всего лишь любитель, а щеголь — это высший пилотаж. Мастерам фехтования выского класса прекрасно известно, как может быть опасно атаковать первым. Особенно, когда ты не знаешь противника. Только дурак полезет в воду, не зная броду. Строго говоря, фехтование делает человека лучше именно так, через дальновидный самоконтроль, выдержку и отказ от агрессивного поведения. «Претерпевший все до конца — спасется». Кто нападает первым, у того и нервишки слабее, и психика неустойчивее, и выдержка слабенькая. Стоит только растравить его эмоциональность — и он труп.

«В Искусстве Мира нет атаки. Если ты нападаешь, значит  ты не владеешь собой» (Морихей Уэсиба).

Что же делает щеголь? Где его выдержка? Он не ждет. Он нападает. Почему? Вот как раз для этого, чтобы разозлить противника. Он наносит издевательские порезы, он издевается. Почему? Потому что надо знать подоплеку. Он знает, что превосходит противника. А откуда он знает? А потому что надо смотреть предысторию, надо смотреть весь фильм, а не быть ограниченным человеком, который рассуждает в узком диапазоне; в рамках вырезанного из всей остальной картины фехтовального эпизода. Он видел Роб Роя раньше, он его знает. Это вам кажется, что они только впервые встретились.

«Я поиграю с ним, а потом убью бедняжку одним ударом» (Меч Судьбы).

Англичанин атакует первым. Потому что он знает брод. Кроме того, это атака не для того, чтобы поразить, она для того, чтобы выманить.

Он атакует потому, что ему нужна атака шотландца, ему нужно выманить противника на более откровенные действия. А потом поймать его на контратаке. Либо измотать и потом убить. Безопасно, спокойно, профессионально, грамотно, изящно, красиво, великолепно. Не рискуя, не жертвуя ни одной каплей крови, ни одним солдатом. Это вершина боевого искусства. 

Щеголь видит простоватость Роб Роя, но шотландец тоже не дурак. Он понимает, что его выманивают и на каком-то этапе, через несколько порезов, уже не хочет выманиваться. Ему не хватает фехтовального мастерства, теоретических знаний и фехтовального образования. Атаки щеголя он принимает только отступая назад, он парирует, сосредоточившись на реагировании, после этого пытается нанести ответный удар, но англичанин уже знает, когда он будет, и он уходит в сторону в последний момент. Да не просто уходит, а еще и с ударом, нанося издевательский порез. Победить щеголя было бы возможно, если бы Роб Рой тоже умел уходить в сторону с ударом, но англичанин превосходит его психологически. Он более опытен и всегда опережает шотландца на один шаг.

Выманиваться Роб Рой не хочет (тут он замыслы противника раскрыть сумел), но при этом он понимает, что противопоставить тактике англичанина ему нечего. Он может делать только то, что он может, и он это делает, пока у него не кончаются силы. Он идет вперед, — ему же надо победить. Роб Рой привязан к исходу поединка и его противник, зная об этом (из подоплеки), великолепно это использует. Шотландец идет в свою последнюю атаку и, обессиленный, валится на пол.

То, что демонстрирует хлыщ со шпагой — это фехтовальное мастерство высочайшего класса. Это практически айкидо — победа над противником, не причиняя вреда. Это бесконтакт. Противник жив, но он побежден.

«Побеждай своих противников духовно, заставляя их осознать бессмысленность своих действий» (Морихей Уэсиба).

Только вот Роб Рой был не согласен. Вернее, он был согласен, что проиграл поединок, но не был согласен, что он побежден.

Потому что у него остался смысл. А какой видно только из предыстории.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *