Любимая.
Любимая.

Любимая.

На первый взгляд между Ягю Дзюбеем и Миямомто Мусаси идет дискуссия. Так я поначалу это воспринял. Столкновение двух мнений. Мусаси утверждает, что в поединке нет никакой политики, нет никаких причин и никакой подоплеки. Вроде как он раскрывает глаза Дзюбею на то, что тот не понимает, на то, что он отвлекается и живет иллюзиями и заблуждениями, если полагает, что он сражается по какой-то причине. На самом деле Миямото Мусаси и сам пребывает в заблуждении. Он думает, что благодаря тому, что он оказался за бортом политической жизни, он смог сосредоточить себя на мастерстве меча. На фехтовании самом по себе. Он как бы говорит, что смысл жизни в самой жизни, жизнь ценна сама по себе, даже если ты просто сидишь на пеньке и слушаешь шелест листвы, плеск воды и пение птичек. Нигде не работаешь, ничем не занимаешься, ни во что не вмешиваешься и ни в чем не участвуешь. Ни к чему не привязан, ничем не дорожишь. Кроме своего меча и мастерства на Пути меча. Ни на что другое не отвлекаясь. Мусаси говорит об Абсолюте, Боге, божественном, абсолютном мастерстве. В его мире и его вселенной нет относительного, нет хорошего и плохого, своих и чужих, добра и зла, света и тьмы, правильного и неправильного. Но человек не может существовать в таком мире. Невозможно сидеть на пеньке вечно. Холодно, придет зима, пойдет дождь, захочется кушать, ни помыться, ни подмыться, начнется война, пули будут свистеть над головой. Человек не может быть Богом, потому что тогда он перестанет быть человеком. Мужчина не может быть женщиной, потому что тогда от перестанет быть мужчиной. Мы часть относительного мира и не можем быть абсолютными. Мусаси открыл то, что другим недоступно или не приходит им в голову. Потому что он бездельник. А другим не приходит в голову, потому что они в заботах и суете. Потому что очень боятся умереть голодной смертью. И так боятся, что им некогда даже подумать, зачем они живут.

Он молодец, потому что сумел увидеть плюсы оказавшись даже в таком положении, но я уверен, что он не останется сидеть на своем пеньке вечно. Для него тоже найдется дело и общественно-полезный труд, его личная политика. На самом деле, он уже ее нашел (преподал урок Дзюбею, например), ему осталось только положиться на мир, чтобы проявились его способности как человека и фехтовальщика. Мир привел к нему Дзюбея. Каждый из них живет и сражается, имея в основе свою собственную подоплеку. Каждый защищает то, что ему дорого. В основе у каждого из них присутствует своя политика и свой смысл. Просто эти политики у них разные. Поскольку Мусаси не удалось получить должность или высокий пост, он создал или нашел его для себя сам. Он стал служить Богу и самому себе, Истине. Он тоже интересуется политикой, но его политика не в буквальном, земном смысле, а в духовном, она  —  не от мира сего. Дзюбей же наоборот, в данный момент занимается мирскими, государственными делами, защищает сёгунат и государственные интересы. Мусаси не прав, если утверждает, что можно просто сражаться, без всякой причины, когда один просто нападает, а другой в ответ на нападение тоже  достает меч. Без причины и без смысла и Мусаси не смог бы напасть на Дзюбея. Просто у каждого из них своя политика, которую Мусаси хотел выразить и донести до Дзюбея, используя нападение. Крайне маловероятно, что незнакомый человек, который вас не знает и которого вы не знаете, вдруг решит напасть на вас. Вы же не открываете рот и не произносите всякие слова, когда у вас нет никаких мыслей и вам нечего сказать. С чего вдруг нападать? Конечно, все может быть, может обознался или с ума сошел, высокая температура и начался бред; но, как правило, причина всегда на самом первом месте, она очевидна и предельно ясна. Больше того, ее непременно озвучивают, поэтому перед любой схваткой, как правило, присутствует целый вагон разговоров. Никому неинтересны поединки на мечах, за которыми не стоит какая-то подоплека, содержание, или история. И никто не станет вступать в поединок или совершать какие-то действия просто так, без всякой причины, без цели-без смысла. Сражаться ради того, чтобы сражаться? Такое возможно только на спортивных соревнованиях. Эти люди не фехтовальщики, они — спортсмены. Поэтому Морихей Уэсиба и запрещал поединки в айкидо.  Он не занимался подготовкой спортсменов. Потому что нет смысла заниматься пустой бессмыслицей. Если нет причины сражаться, ели «нам незачем сражаться», как можно вложить душу в сражение? Как можно сражаться? Вполсилы, нехотя, на расслабоне? На пол-шишечки? Стыдно. Настоящий самурай не станет ставить на кон свою жизнь по таким пустякам, а настоящий мужчина не должен тратить время на мусорные дела и всякую ерунду. Человек должен найти для себя в этой жизни что-то ценное, за что стоит положить свою душу, любимое дело, в которое он может ее вложить. Не разменивать себя на всякие глупости и пустышки. Миямото Мусаси и Ягю Дзюбей одинаковые. У них разные только сиюминутные обстоятельства. Один встал с пенька и пошел в мир.  Другой наоборот, закончил дела (отошел от дел) и пошел в лес на пенек, медитировать. Это 100%. То, что мирское находится в оппозиции к святому и божественному, или они друг другу противоречат — на самом деле всего лишь диалог между ними. У Мусаси и Дзюбея не спор, не вражда, а дружба, уважение и любовь. Они разные, как мужчина и женщина, но это один биологический вид — человек. В этой разнице можно найти повод для ненависти и убийства, а можно увидеть возможность друг друга… любить. Например, Дзюбей мог бы плюнуть в рожу Мусаси, потому что он безработный, бездельник, неудачник, бродяга и бомж. А Мусаси плюнул бы в Дзюбея, потому что он шпион сегуната, представитель власти, жандармерия, исчадье несправедливости и гнета, эксплуатата-кооперата. И каждый был бы прав. У каждого своя правда. И началась бы драка.

Подытожим, что сказал Миямото Мусаси. Он сказал, что в этой жизни нет ничего кроме жизни. Жизнь сама по себе Истина, то, что реально существует. Что вся политика и аргументы всего лишь наши иллюзии, которые в момент смертельной опасности слетают с нас, как с белых яблонь дым. Что всё это химеры и суета. Что нужно искать вечные ценности. Только ради них стоит рисковать жизнью. Вы сражаетесь только потому, что на вас нападают и нет никакой политики. Только желание жить. Ни должность, ни положение в обществе, ни богатство и власть не заслуживают внимания того, кто выбрал для себя путь меча. Он имеет дело с жизнью и смертью, спасением и гибелью. Это его профессия и дело его жизни, его выбор, его Путь. Что может быть важнее этого? Он не должен отвлекаться на глупости и собирать мусор, принимая его за сокровища.

Что касается кендо, вы можете возразить: а как же соревнования? Так и в айкидо существует практика, демонстрации и показательные выступления. В кендо еще возможны соревнования, и поэтому это очень хорошо, что есть такая возможность попробовать, чтобы понять их смысл и… бессмысленность.  Пустоту.  Айкидо это следующая эволюционная ступень, там уже соревнований нет. Их бессмысленность уже понята и осознана. Они невозможны, потому что в айкидо роли партнеров строго распределены. Один атакует, другой работает с атакой, как с природной стихией. Это уже не боевое искусство, это упражнение для медитации и саморазвития, вызывания специфических внутренних ощущений. Там нет цели победить противника, это слишком мелко и дешево. Он уже не противник, он партнер, который помогает вам заглянуть внутрь себя, в саму Тайну мироздания, прикоснуться к ней. Это трепет, который ни с чем не сравнить. Как по мне, то кендо — это просто связующее звено. Дверь, оттуда туда. Конечно, все можно воспринимать как угодно. Студенты, молодые люди, дураки или школьники, могут сказать, что кендо это вид спорта. Но серьезные мастера скажут другое. Они скажут, что это жизненный путь, жизненное руководство, путь меча. Они скажут, что это кендо. Поэтому они ничего не скажут. И так же все понятно. А кто не понял, тот не поймет.

Дзюбей! Вы всего лишь чья-то игрушка, функция. Инструмент, артикулом предусмотренный. Болван, пребывающий в плену своих догм, и собственных о них представлений.  Только в бою, когда вы сражаетесь и можете погибнуть, вы начинаете  видеть то, что на самом деле имеет значение. Вы начинаете понимать, зачем вы сражаетесь, а значит — и зачем вы живете. Вы начинаете понимать, что дает вам силы сражаться. Война, сражение или бой  — это необходимость, неизбежное условие, чтобы прийти в себя. Увидеть, наконец, Истину или прочистить человеку мозги. Вы не сможете выгнать бесов и демонов только лаской. Из себя или из своего противника. Тут придется делать выбор, кого вы любите больше, человека или бесов внутри него.

Человека спасает только Любовь. Любовь к чему-то, привязанность. Без нее у вас даже мозг не сможет включиться. Вы не сможете не отвлекаться от того, к чему не привязаны, к чему не имеете любви. Просто признайтесь в этом. Без любви вашу жизнь разобьет о скалы, как корабль без якоря во время шторма. Даже самого слабого. Если у вас нет любимого дела или любимой работы, вы не сможете стать мастером. Если вы не сможете стать мастером, вы не сможете заработать себе на жизнь. Но это еще полбеды. Вы не сможете найти чем заняться в своей жизни, чтобы хотя бы не помереть от скуки, не сойти с ума от тоски. Вы не сможете жить. Даже если у вас будет еда, потому что не хлебом единым жив человек. Невозможно делать что-то или просто жить на свете, если вам это неинтересно. Чтобы спасти себя надо найти что-то такое, что вам интересно, что вы можете полюбить.

Всем сердцем, всей душой и всем разуменьем своим.

 

 О, как шагает этот юный Бонапарт! Он герой, он чудо-богатырь, он колдун! Он побеждает и природу и людей. Он обошел Альпы, как будто их и не было вовсе. Он спрятал в карман грозные их вершины, а войско свое затаил в правом рукаве своего мундира. Казалось, что неприятель тогда только замечал его солдат, когда он их устремлял, словно Юпитер свою молнию, сея всюду страх и поражая рассеянные толпы австрийцев и пиемонтцев. О, как он шагает! Лишь только вступил на путь военачальства, как уж он разрубил Гордиев узел тактики. Не заботясь о числе, он везде нападает на неприятеля и разбивает его начисто. Ему ведома неодолимая сила натиска — более не надобно. Сопротивники его будут упорствовать в вялой своей тактике, подчиненной перьям кабинетным, а у него военный совет в голове. В действиях свободен он как воздух, которым дышит. Он движет полки свои, бьется и побеждает по воле своей!
      Вот мое заключение: пока генерал Бонапарт будет сохранять присутствие духа, он будет победителем. Великие таланты военные достались ему в удел. Но ежели, на несчастье свое, бросится он в вихрь политический, ежели изменит единству мысли, — он погибнет.

(Александр Суворов).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *